Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

Встреча.....

Аэропорт. Встречи и прощания. Толпы народа снуют туда-сюда. Суета. Зимой эти метания усугубляются еще и постоянными проблемами с погодой. Одни самолеты задерживают, другие и вовсе отменяют.

В этой толчее мой самолет, прилетевший по расписанию, был, казалось, непредвиденным исключением. А ребята, обещавшие встретить, опаздывали, безнадежно застряв в очередной столичной пробке. Но сердиться на них трудно — у них сегодня венчание, а с влюбленных и взятки гладки, опять, поди, собраться с мыслями не могли. Нужно было сообразить, куда пристроиться, пока за мной приедут. И я неспешно побрела по залу в поисках свободного кресла.



Мое внимание привлекла шумная компания из трех разновозрастных детей. Между ними стояла седовласая дама состоятельного вида и внимательно слушала какие-то их объяснения. Два охранника рядом спокойно и как-то добродушно, пряча улыбки, наблюдали за происходящим.

Эта сцена заинтересовала еще и потому, что женщина, вокруг которой прыгали дети, показалась мне знакомой. Удивительно молодые глаза. Манеры светс­кой леди. Вот она подняла руку, поправила прическу, склонила голову — и я узнала Татьяну Станиславовну. Мы с ней когда-то, довольно давно, работали вместе в детском саду. Она была из тех, кого называют педагогом от Бога. Редкое было у нее отношение к детям — огромная любовь и уважение к их внутреннему миру. Но до моего родного города тысячи километров! Интересно, как ее занесло в Москву. Хотелось подойти и поговорить, но было неловко — мы так давно не виделись, да и особо дружны никогда не были.







Тем временем я подошла уже довольно близко и стали доноситься обрывки разговора. Оказалось, дети уговаривали ее, что им всенепременнейше надо попасть в детскую комнату, потому что они одним глазом видели там нечто ТАКОЕ. И что теперь поезд­ка окажется безнадежно испорченной, если им не удастся познакомиться с этим поближе. Похоже, что они ее уже уговорили и теперь оставались только переговоры о сроках и присутствии охраны. Эти вопросы тоже были решены, когда я поравнялась с ними.

— Здравствуйте.

— Добрый день. Ирочка? Вот это встреча! Мы не виделись уже тысячу лет.

— Татьяна Станиславовна, я думала, Вы меня и не узнаете. Да вот, иду по аэропорту, встречающие ребята задерживаются.

— А у нас посадку отложили. В теплые страны вот отправили нас, подальше от промозглой слякоти и кризиса. Я с удовольствием бы с Вами посидела, поговорили бы, раз выдалась минутка.

Как можно было отказаться? Она кивнула охраннику, который с совершенно непроницаемым лицом остался караулить багаж. И мы присели за столик в бестолково-неуютном кафе неподалеку. Заказав чашку кофе, я решилась задать вопрос.

— Вам с внуками не трудно? Все-таки трое. И как вас родители решились отпустить?

А она рассмеялась.



[Spoiler (click to open)]— Это не внуки. Воспитанники.

Видя мое удивленное лицо, развеселилась еще больше.

— Да, милочка. Со мной случилась удивительнейшая история. Если хотите — давайте расскажу. Все началось с того вечернего звонка... Или нет? Может, с увольнения? Придется все-таки вести рассказ с незапамятных времен. В общем, Вы же помните, что я педагог с сорокалетним стажем. Работала в дошкольных учреждениях, сколько себя помню. Сначала нянечкой, потом после окончания института — воспитательницей. Одно время даже заведующей была, но мне это не понравилось. Я больше с детьми люблю общаться, а там сплошь кабинеты, бумажки да цифры. А потом пришли все эти перемены. Развалилась страна. Да что говорить — тут и так все понятно. Но в своем саду я была всегда на хорошем счету и пользовалась уважением. Зарплата небольшая, но много ли надо нам, старикам?

Она на секунду замолчала, а мне показалось, что именно в этот момент проглянул ее возраст.

— Хотя на самом деле, я никогда особо не задумывалась о деньгах, пока был жив муж. Работала в свое удовольствие, дочку растила. Она у меня умница и красавица, замуж упорхнула довольно рано. К зятю у меня только одна претензия была — что они в другой город переехали, и я не могла с дочкой видеться так часто, как хотелось. Но дело молодое, любовь у них большая. Как и у нас с мужем было в свое время.

Мимолетная улыбка скользнула по лицу пожилой женщины.

— А потом в один год навалилось. Сначала муж буквально сгорел от рака. Затем в саду поменялось руководство. Точнее, выкупила наш сад одна бизнес-леди и решила все поставить на широкую ногу. Сделать садик для детей состоятельных родителей. Конечно, первым делом перетряхнула штатное расписание, и полетели головы. Меня уволили не сразу, но как только стал понятен уровень зарплат и усилилась конкуренция, то меня просто выжили. Благо, что пенсионный возраст мой давно уже наступил. Да еще и сердце прихватывать начало из-за всей этой дележки хлебных мест.

Она опять замолчала. Казалось, собиралась с мыслями и заново переживала тот тяжелый период своей жизни.

— Вот так я и оказалась в пустой квартире. С пенсией, которой только-только на оплату жилья хватало. И хоть волком вой. Впервые я оказалась без работы и без близких людей рядом. Дочка хоть и старалась каждый день звонить и деньгами поддерживала, но это все было — как капля в море. Тем более что у них ипотека, и нахлебница в моем лице им совершенно не по карману. Сначала я просто пыталась себя уговаривать, что все наладится. Потом пошла искать работу. Но оказалось, что в детских садах нужны молодые воспитатели. А в тех нескольких, куда брали меня, не глядя на возраст, там или нагрузка была выше за ту же зарплату, или ездить пришлось бы далеко каждый день. Обзвонила тех, кому нужны няни, но мне говорили, что придется ходить по магазинам и в квартире убирать, и я понимала, что просто сил не хватит.

Вот сижу я как-то вечером. Заварила себе последнюю щепотку чая. И думаю, может ну ее, такую-то жизнь? Петлю на шею и конец. А потом поняла — я всю жизнь говорила, что надо бороться за свою судьбу, преодолевать препятствия, но сама этому так и не научилась. И от этого так смешно стало. Сапожник без сапог! Воспитатель, который справиться с временными трудностями не может и не хочет! То есть получалось, что я не могу сама жить так, как учила детей, учила, сколько себя помню. Так мне стало смешно. Представляете себе картину? Ночь. Кухня. И я хохочу над своим отчаяньем. Буквально иллюстрация к учебнику по психиатрии. Может, поэтому я звонку Николая и не удивилась.

Я слушала ее рассказ, затаив дыхание. Уж больно далеко было от той близкой к отчаянию женщины в пустой квартире до благополучной и уверенной в себе дамы, улетающей на отдых с чужими детьми.

— Я его очень хорошо помнила. Мальчик из неблагополучной семьи. Хулиган, которого поначалу пытались все шпынять из-за небольшого роста, а потом он свое право на жизнь доказал. И самое смешное, что мы с ним долго боролись, но при этом я его всегда искренне уважала за смелость и какое-то хорошее упрямство. Правда, кто я была? Воспитатель в детском саду. С тех пор уже больше тридцати лет прошло. А тут он звонит. Я же долго не могла понять, кто это и что ему от меня надо. Спросил: «Татьяна Станиславовну можно?». Да, — говорю, — это я. Тут он называет свою фамилию и давай про семью что-то рассказывать, про детей, няню. Мне ничего не оставалось, как спросить: «А Вы, собственно, кто?» А он так смущенно произносит: «Вы меня, наверное, и не помните. Это я, Коля-хулиган».

И тут я как будто увидела того щупленького пацана, который отстаивал свои права. Оказалось, ему сон приснился. Про меня. Как я его успокаивала после очередной драки и говорила, что всегда есть выход. А он давно уже в Москве. Крутой бизнесмен. Жена у него любимая. Трое деток-разбойников. Но жену он хочет помощником в бизнесе сделать, а отпрысков оставить не с кем. Как он выразился, «этим современным Мэри Поппинс у меня доверия нет». Он неделю мучился, а потом во сне меня увидел. И чуть жену не перепугал, так радостно метался по дому с криками, что это идеальное решение и действительно выход есть всегда. А потом целый день его помощники пытались найти мои следы, всех, кого можно, привлекли к поискам... В общем, выписал он меня к себе. Живу с детьми в загородном доме. Когда о своей зарплате услышала, то поняла, уже не дочка мне будет помогать, а я ей. Но самое радостное — я занимаюсь тем, что больше всего люблю в жизни. Помогаю маленьким людям стать большими.



Она еще что-то хотела сказать, но вежливый секьюрити подошел и тихонько о чем-то сказал.

— Ох, простите, Ириночка. Похоже, наш самолет все-таки собираются подавать на посадку. Пойду я, еще детей из детской комнаты вызволять надо. Вы простите меня, старую, все время сама проговорила, Вам и рта открыть не дала.

— Что Вы! У Вас действительно удивительная история. Всего доброго и хорошего вам отдыха!
Мы сердечно попрощались. А через несколько минут их шумная компания пошла на регистрацию. Я все еще продолжала размышлять о такой интересном повороте судьбы и о том, что меня, похоже, совсем забыли. Сделала последний глоток остывшего кофе. Именно в этот момент на входе мелькнули знакомые силуэты, и я махнула им рукой и начала пробираться навстречу влюбленной парочке своих лучших друзей
Tags: ЛЫТДЫБР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments