November 24th, 2011

что скажете?

К вопросу о поясе Богородицы и научном атеизме со штыками

Оригинал взят у flinter_ab в К вопросу о поясе Богородицы и научном атеизме со штыками
Во первых строках своего письма я сразу же оговорюсь, что сам я – атеист до мозга костей. Не знаю, правильно ли соотносить атеистические и агностические позиции, но у меня они вполне сочетаются. То есть из моего агностицизма вытекает мой атеизм, хотя агностики вроде как не утверждают, что бога или богов не существует, но и не признают их существование, пока эмпирически не доказано обратное.

Сейчас по стране путешествует пояс Богородицы. В связи с этим в сети разгораются массовые срачи. Понятно, что массовое паломничество создает проблемы с транспортом и прочим, но есть некоторое но.

Кто больше всех кричит о недопустимости таких мероприятий? Забавно, но именно те, кто больше всех поддерживает всякие Стратегии-31 и т.д. Сопоставить требования о своей "свободе" с желаниями людей, чье количество измеряется уже шестизначными числами, они не способны. То есть право пятидесяти хипстеров перекрыть Садовое кольцо  священно, а желания двухсот тысяч человек, стоящих сутки на морозе – ужас и тоталитаризм.
Забавно еще и то, что возмущаются прибытием православной святыни те, кто вроде как борется за каждую церквушку в Москве, чтобы ни единый камушек с нее не упал под гнетом кровавого тандема, но забывают о том, что все эти церквушки – здания в первую очередь культа. И наследие того культа, который сейчас их так возмущает.
Но дело даже не в этом.

Современное общество, обогащенное интернетом, серьезно больно. Условная анонимность в сети, а также расстояния между оппонентами породило уродливое чувство безнаказанности за сказанное слово. Вот что было в 90-е положительного, так это необходимость "отвечать за базар". Интернеты были не развиты, и если в районе ануса очень свербило, то высказывать свое мнение оппоненту надо было в большинстве случаев лично. Порой это было не так чтобы безопасно. И люди, что характерно, за словами предпочитали следить.
Интернет же дал человеку ощущения всемогущества. Когда оппонент превращается в набор байтов, можно открывать свой рот и давать выход такому количеству фекалий, какое в обычном человеке вроде как и не помещается. А хрена нам, кабанам – за интернет уплочено, можно гадить.
И в связи с очередью в Храм Христа Спасителя это проявилось в весьма уродливом контексте.

Вот, например, типичный топик. Вкратце: человек верующий говорит о том, что как-то летом отстоял очередь в ХХС 12 часов к некой святыне. Ему тут же задается вопрос: мол, Вам не стыдно об этом писать?
Вроде бы вопрос вежливый, но опять "но".
Задающий такой вопрос атеист априори предполагает себя существом на высшей ступени эволюции, а своего собеседника – мракобесным быдлом. Снобизм заключен уже в самом вопросе. Дальше, естественно, начинаются и прямые оскорбления.

Удивительное дело – воинствующие атеисты ведут себя хуже самых тронутых на голову религиозных фанатиков.

Этот феномен объяснить можно только тем, о чем я писал выше – чувство безнаказанности приводит к тому, что хочется самоутвердиться за счет незнакомого человека. Верующий? Бгг, какой тупой и слабый, то ли дело я – такой охуенный, верящий только в себя. Ну еще и в Навального, например. Или в Путина, тут без разницы.
Сам факт того, что кто-то может верить во что-то, не укладывается в самом либеральном мозге. Любой верующий становится объектом травли и выказывания чувства собственного превосходства. Казалось бы – пройди мимо. Но нет, как же так, надо показать всему интернету, что лучше, умнее и добрее чем эти мракобесы.

И вот удивительное дело: мне – атеисту – люди искренне верующие становятся ближе и приятнее, чем вроде как браться по разуму. Потому что ни от кого из них в сети (если не брать сектантов импортных и посконных типа всяких АПЦ, УАПЦ, УАПЦ(о) и прочих) я не встречал такого агрессивного неприятия моих взглядов.

Я сейчас работаю в организации, которой постоянно надо контактировать с теми или иными священниками. Вокруг меня все сплошь верующие, некоторые весьма сильно. Но никто ни разу не высказал ничего по поводу моих сугубо атеистических взглядов. Более того, когда недавно у моей маленькой дочки были проблемы со здоровьем, одна коллега, работающая по зову души, а не за деньги (доходов мужа с запасом хватило бы на то, чтобы спокойно сидеть в своем доме на Рублевке и ничего не делать), пошла в церковь помолиться и поставить свечку. За здоровье чужого человека. Для коллеги, который во все это не верит.
Мне было приятно. Потому что это отношение человека к человеку мне нравится гораздо больше чванливого самолюбования и злой агрессии моих собратьев в мировоззрении.

Да, я считаю, что РПЦ как организация – это не образец того, какой должна быть Церковь. Да, она должна меньше вмешиваться в дела государственные, не так агрессивно наступать на мирское. И да, я считаю, что обязательное преподавание Закона Божьего в школах недопустимо. Но это не оправдывает травли верующих. Никак. Есть Церковь и есть вера. Это разные множества, хотя и пересекающиеся.
И, кстати, я считаю, что основы православной культуры должны быть в школе как минимум факультативом на большей части территории России. Православие – это традиция этой земли, это культурный слой русской нации, традиция, в том числе определяющая русских как нацию. Это уже вопрос не веры, это вопрос самоидентификации. Равно как татары сохраняют мусульманскую традицию, что чувствуется, например, в Казани. Как немцы берегут свою лютеранскую традицию (хоть и ересь), оберегая ее всеми силами от приезжих. Как итальянцы порвут любого негра за свою католическую традицию.

Гордиться же атеизмом – это все равно, что гордиться цветом своих волос. Заявлять о своем превосходстве над другими в связи с неверием в богов – это то же самое, что презирать лысого за то, он не блондин.

Да, а пояс хранится вот у этого дядечки. Если кто не успеет его посмотреть, а очень нужно – придется ехать на Афон.


Или этот старец самим фактом своего существования кому-то кушать не дает?