Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

Category:

Трудная жизнь Ксении Константиновны.

Ксения Константиновна никогда не жила легко. Сколько себя помнила — всегда деньги добывала трудно, и жить тоже было нелегко. Жизнь научила ее вертеться, крутиться, всюду находя возможность заработка. Иногда у нее было ощущение, что она пробивает лбом стену. «Ничего, — каждый раз успокаивала она себя. — Еще немного, еще чуть-чуть».
С детства она жила с этой мыслью. Мама всегда экономила — ей было важнее ехать на трамвае потому, что на автобусе дороже. И яблоки в магазине она покупала обрезанные. Однажды Ксюша попала в гости к однокласснице. И это был шок — раньше она не знала, что можно ТАК жить. На столе в вазочке стояли дорогие конфеты, которые покупались у Ксюши в семье только по самым большим праздникам, крутобокие яркие яблоки соседствовали в красивой корзинке с разными фруктами, некоторые из которых были девочке вообще незнакомы. Мягкий же пушистый ковер на полу так поразил ее воображение, что она решила для себя — когда вырастет, обязательно купит такой же. Чего бы ей это ни стоило.

Ковер она купила. Еще пушистее и мягче, чем тот, который восхитил ее в детстве. И купила именно так — чего бы ей это ни стоило. Эта фраза стала девизом ее жизни.
Казалось, вот выйдет замуж — и станет полегче. Все-таки не одна будет бороться с невзгодами жизни. Только как-то не получилось у Ксении жить за мужем, как за каменной стеной. Сначала он мало зарабатывал, потом болел, потом опять мало зарабатывал, потому что только выздоровел. И так всю жизнь. Дочку растить было нелегко. На работу пришлось выйти всего через месяц после ее рождения, и родить больше она не решилась. Сейчас взрослая дочь жила в столице и вытягивала из матери все жилы на оплату дорогого обучение и жизнь в столице. Приходилось крутиться еще больше, но чего бы ей ни стоило, а дать высшее столичное образование дочери было нужно. Ведь у нее самой был только техникум.
А потом еще младший брат сел на шею. Вместе со своей семьей он по неразумию влез в кредиты, а отдавать у него, как выяснилось, нет возможности. Пришлось помогать. А ведь она ему всегда говорила, что он непутевый и деньгами не умеет, в отличие от нее, распоряжаться. И отец такой же был — всегда попивал, на его должностях люди нормальные деньги зарабатывали, а у него все как сквозь пальцы утекало. Всю жизнь в нищете с матерью прожили. В общем, что отец, что муж, что брат — прямо наказание какое-то с мужиками в их семье.

В общем, несладкая у Ксении жизнь была. И ковер не спас положения, и даже то, что яблоки теперь у нее на столе были каждый день — тоже. Она даже корзинку из детства себе завела — с красиво уложенными разными фруктами. Не радовало... Жизнь почему-то легче не становилась.
А как долго она мечтала о своем бизнесе! Она шла к нему долго и упорно, делала карьеру, копила деньги, но все как-то не получалось, не складывалось. А сейчас и эта мечта уже воплощена — и жизнь все равно не легче.
У Ксении уже около двух лет был свой бизнес, который достался ей как всё — во что бы то ни стало. Ради этого ей пришлось предать близкую подругу — однажды она подсунула ей на подпись бумагу, по которой та сдавала ей в аренду огромное помещение, и позволяла сдавать его в субаренду. Подруга даже подавала на нее в суд, но доказать ничего не смогла. Ксению, впрочем, не слишком это заботило — она считала, что просто забрала свое. Она столько помогала подруге в жизни, поддерживала в трудных ситуациях и решала ее проблемы, что когда та вышла замуж за очень-преочень богатого человека, то просто обязана была подарить ей что-нибудь большое и значимое.
Но эта скупердяйка даже на очень серьезные праздники делала ей подарки, которые по цене были часто меньше тех, которые дарила она ей. Все это Ксению возмущало до глубины души, и однажды она это сделала. Она просчитала, что эта подруга не будет с ней воевать, а скорей всего просто отвернется навсегда. И ее расчет оправдался. Все получилось. Теперь в начале каждого месяца Ксения получала кругленькую сумму со сдаваемых в аренду площадей и радовалась жизни. Тем более что никто не умел так, как она, общаться с арендаторами.

Тот обман с подругой, прошедший для нее так безболезненно, только раззадорил ее способности. Она умудрилась сделать ремонт помещения, доставшегося ей «по обману», не вложив ни копейки денег. Сделала просто — обещала арендаторам, что обязательно им отдаст деньги за ремонт, вы делайте только, делайте. И крылечко себе с отдельным входом сделайте, если что — я рассчитаюсь. И телефоны поставьте — я обязательно вам деньги отдам. Договор она всегда подписывала не больше чем на три месяца, и хотя всем говорила, что цену не будет поднимать НИКОГДА, когда оканчивался срок договора, снова и снова поднимала стоимость аренды, объясняя это разными обстоятельствами — как своей жизни, так и мировыми катаклизмами.
Арендаторы ругались матом, но деваться им было некуда — все они вкладывали деньги в развитие, а значит, в рекламу того места, которое арендовали. К примеру, в оплату рекламных баннеров, которые были развешены вокруг с адресами арендуемых ими помещений. И хотелось им попользоваться сделанным крыльцом, и ремонтом, и теми же баннерами. Ксения лихо научилась рассказывать сказки, чем она одарит любимых и обожаемых арендаторов, — а потом делать большие глаза совершенно удивленного человека, которому кто-то предъявляет непонятные претензии. Промахов у нее почти не случалось. Но денег все равно постоянно не хватало.

Ну, а потом наступил кризис.
Сначала все арендаторы стали подходить по очереди и рассказывать, как им трудно стало жить. Ксения Константиновна сдавала помещения под разные офисы, и не было бизнесмена, который не пострадал бы от кризиса. Ксения Константиновна легко отбила все одиночные атаки, причем избрав лучшую, по ее разумению, тактику: «Лучшая защита — нападение».
— Да вы просто хотите снимать офис на халяву!
— У меня тоже кризис, и что?
— Сейчас всем тяжело, так что не жалуйтесь.
— Да я и так вам сдавала практически бесплатно. Уж не издевайтесь надо мной.
— Идите поищите дешевле!
— Я вам что — родственница что ли, чтобы входить в ваше положение? Вы же в мое не входите.
В общем, разобралась. И ходила улыбалась. Все арендодатели давно уже снизили цены, а у нее все платили по-прежнему, как миленькие.
Новый год она отпраздновала весело. Приехала дочка — они сходили в магазин, купили ей на совершенно сумасшедшей распродаже хорошую норковую шубу. Заодно Ксения Константиновна и себя порадовала — она так устала с этими кризисными проблемами, и новенькое манто из лисы пришлось очень кстати. Тем более что она присмотрела его еще пару месяцев назад, а тут цена его упала на 50 процентов! Правда, кошелек совсем опустел — да ничего, скоро первое, а арендаторы должны ей принести в клювике денежку. С условиями оплаты она всегда была строга, и никакие всеобщие праздники не были ей помехой в получении денег. Новый год, правда — ну так уж и быть, не первого, но второго она начнет применять меры наказания, которые умеет очень здорово придумывать.

Было непривычно тихо в офисах, но, пока Ксения Константиновна шла к своему кабинету, она больше думала о том, как она сейчас эффектно выглядит в новой шубке, и надо уже в конце концов как-то заарканить себе в мужья кого-нибудь поприличнее, и нарушить этот нескончаемый дурной ход истории семьи — незарабатывающих мужиков. А что тишина — так каникулы же. Но через два часа к ней в кабинет постучал тот самый мужчина, которого она как раз наметила в кандидаты в будущие мужья — и вся горящая этой чудной идеей, до которой почему-то она не додумалась раньше — ведь с ее принципом «во что бы то ни стало» сделать это можно было легко и просто, — она изобразила на лице саму приятную улыбку из всех, которые были в ее арсенале. Но «кандидат» не отреагировал. Больше того — он даже не посмотрел на нее. Просто зашел и положил перед ней бумагу.
— Это что, очередная просьба об отсрочке арендного платежа? — Ксения Константиновна сама любила давать обещания устно, но обещания себе предпочитала письменные.
— Ну что же, мой дорогой, — она попыталась снова кокетливо улыбнуться, протягивая руку к положенному перед ней листку. — Ну что же, порешаем, что-нибудь придумаем, лично и исключительно для Вас.
Но заглянув в листок, Ксения тут же забыла о своих матримониальных планах.
— Это что?! — она не верила своим глазам. Перед ней на столе лежал подписанный всеми арендаторами документ о досрочном расторжении договора об аренде помещений с первого января. При этом он был грамотно юридически оформлен, и больше того — теперь она была должна всем им приличную сумму денег. За все то, что обещала, но не сделала. Они все свидетельствовали о ее обещаниях друг за друга, ведь каждого из них она умудрилась облапошить.
Чуть позже Ксения Константиновна узнала, что все арендаторы дружной толпой переехали в стоящее неподалеку новое задние той самой подруги, которую она обманула. А свои помещения Ксения смогла сдать только через восемь месяцев, и то частично. Сначала она просила прежние деньги, но потом ей пришлось снижать цены. А по городу долго еще гремела эта история с ушедшими толпой арендаторами, и с таким арендодателем никто не хотел иметь дела. Дурная слава распространялась легко, как дым, и подмоченную репутацию заново нарисовать не получалось. Теперь на нее наседали банки, и пришлось продать совсем дешево две машины, — она не могла даже оплатить коммунальные платежи тех помещений, которые сдавала.
Ксения Константиновна совсем разочаровалась в мужчинах. Тот, которого она наметила в мужья, — нанес ей самый сокрушительный удар. Он нисколько не захотел войти в ее положение, а ведь у нее на шее муж, младший брат и дочь, и еще куча разных кредитов. А муж как-то странно на нее посмотрел и сказал: «А что ты хочешь, ты же как пиранья! Не только у меня душу выела, ты всех достанешь». Хорошенькая благодарность за то, что она столько лет тащила его на своем горбу! Но никто не хочет понять, как тяжело и трудно ей живется. Если и обманула кого — так исключительно взяв свое, да и то на благое дело. А к ней так все нехорошо относятся...
Tags: обо всем на свете, психология, так и живем
Subscribe
promo marahovska_ya october 15, 2013 00:21 87
Buy for 300 tokens
С капустой пирог!!!! Очень люблю, нежно и трепетно, и кто их не любит? Ну-ка, ну-ка - есть такие? Пироги - они разные бывают! Да, да, именно с капустой - разные!!! И я вам сегодня расскажу, покажу и похвастаюсь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments