Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

О жизни.

Три дня не могу нормально сесть за работу. Небольшой текстик вчера, а сегодня - разбор балкона и высаживание цветочков, лишь бы не писать. Завтра поеду встречать внучку в Екат, а воскресенье, скорей всего, на кладбище, и не на одно. Благие намерения, как обычно, откладываются на понедельник. А сегодня я  решила передохнуть и отправилась прогуляться до магазинчика.

По дороге  заглянула в трехэтажное только открывшееся сооружение, которое арендовали разные «челночники». Теперь они стали весьма цивилизованными продавцами и уже не таскают тюками вещи из Турции или Китая, а отправляют какой-нибудь «Каргой», но суть от этого несильно изменилась. Примерив несколько джинсовых юбок, я выбрала то, что мне просто понравилось, и захватила-то, что искала. К шопингу меня приучил муж. Раньше я это дело, горячо любимое и обожаемое большинством женщин, терпеть не могла. Ничего радостного я не видела для себя в том, чтобы перемерить кучу одежды, а потом мокрой и взлохмаченной выбраться из узкой кабинки, чувст­вуя себя виноватой из-за того, что не купила у продавцов то, что мерила. Но муж меня научил радоваться жизни, даже совершая покупки.



Он обычно заходит в отдел и, радостно беря в руки какую-нибудь супердорогую блузку, громко объявляет: «Солнышко, тебе эта вещь так поразительно к лицу, но не помню в твоем гардеробе чего-нибудь подходящего к этому».  И все продавцы радостно включаются в подбор юбок, брюк, затем еще платьев и всего остального — и именно к этой самой блузке..А раньше он мог еще скупить полмагазина и привезти домой мне померить и выбрать.

Научившись у него всяким премудростям обращать, или наоборот — не обращать внимание продавцов на свою особу, я, весьма довольная собой, покинула джинсовый отдел. Магазин был практически пустой — и мне подумалось о том, что, скорее всего, половина разных отделов здесь сократится. Рядом открылся какой-то огромный торговый центр, и этот тут же пеерстал котироваться. Продавцы с унылыми лицами стояли возле дверей отделов и смотрели зазывно. И даже как-то жалобно. Мне захотелось быстренько сбежать из магазина — со своей довольной физиономией я не вписывалась уже в окружающую меня обстановку. Но на пороге я столкнулась с Ариной. Сказать, что я сильно обрадовалась встрече — это не значит быть искренней. Расстались в свое время мы с ней не очень душевно. Долгое время она приходила ко мне на прием с жалобами на весь мир, и в особенности на близких людей. Воцерковлялась активно и радостно, стала ходить в храм регулярно, исповедовалась и причащалась.

Но убежденность в том, что если есть проблема, то обязательно кто-то виноват, но точно не она, у нее осталась. Хотя в принципе говорить, что таки да, она тоже большая грешница, ей нравилось, только слов было гораздо больше дела. И в конце концов в одной из для нее трудных жизненных ситуаций и я тоже осталась крайней — помогала не так, как ей нужно, и вообще... А поскольку у Арины была склонность по своему «толковать» все то, что я пыталась ей донести, то в принципе она была права. Я с ней не справилась, вот так как-то...

Арина в отличие от меня очень сильно обрадовалась нашей встрече. Она повисла на моем рукаве и вдобавок крепко в него вцепилась, просто мертвой хваткой. Я с сожалением констатировала факт того, что мне не отвертеться от беседы с ней, и мы завернули в маленький кафетерий на первом этаже магазина.

Сели на расшатанные хрупкие стульчики. Я помешала невкусный обжигающий кофе в тонком разовом стаканчике. Кто только придумал эту неудобную посуду... лучше бы уж был граненый стакан — все приятнее, нежели эта посудинка... Может, в другое время я бы некомфортность эту и не заметила, но тут приходилось бороться с раздражением. Арина рассказывала о своих последних новостях, а я сидела и, мало слушая, лицемерно кивала головой с приклеенным на ней сочувствующим лицом. Она сильно изменилась с нашей последней встречи, — думала я, — так странно, как-будто все вернулось назад, в тот самый первый день, когда мы с ней познакомились. Она была такая же вот растерянная и несчастная, как сейчас, пожалуй, выглядела даже еще более раздавленной и сломленной сразу огромной глыбой жизненных невзгод, упавших как снег на голову на ее несчастные хрупкие плечи. Все «страшные» напасти были в основ­ном в том, что возникли проблемы в отношениях с мужем. Но разве можно винить людей в том, что для кого-то бытовая неурядица превращается в роковое стечение обстоятельств? Многое ведь зависит и от пережитого жизненного опыта, а он у всех нас разный, и слава Богу, — жить зато нескучно.

— Ну вот, представляете,  этот гад мне и говорит! Ты сама, мол, виновата в том, что я изменил тебе — ты последнее время выглядишь не так и вообще я женился на стройной хрупкой лани, а в результате что вышло? Толстая корова, и молока не дает! — при этом Арина успевала за скороговоркой поглощать вторую порцию картофельного пюре с тре­мя штуками котлеток в каждой.
Я смотрела с ужасом, как котлетки легко, друг за другом, впархивали в ее открытый рот, который шевелился и шевелился, как отдельно живущее существо в человеке — прожорливое и постоянно исторгающее всякие ненужные по большей части, совсем невкусные в отличие даже от буфетных котлеток словеса. И начинала все больше понимать Арининого мужа, ибо совсем не женственной и не сексуальной выглядела Арина, поглощающая котлетки тучами. Застиранная почему-то, хотя вроде еще совсем новая  кофточка с неволнующими "ниразу" воланами, давно потерявшие былую элегантность брючки — и сверху приставленное ко всему этому вполне соответствующее выражение лица.

— Вот объясните мне, в чем я не права? Если я не так, как надо выгляжу, так разве это моя проблема? Зарабатывал бы больше, я бы по салонам ходила, маникюры-педикюры делала, одевалась бы в бутиках — небось бы мной любовался, как куколкой! А то ведь как белка в колесе, и дома все на мне, и денег заработай, а то, что растолстела — так второго же родила! Должен же он понимать-то!!! Мало того, что итак трудно — так ведь на тебе, еще и загулял!!

Я понимала, что уже скоро наступит минута, когда она обратится ко мне с любимым вопросом Чернышевского. Как ей помочь? Я помнила еще свою усталость после каждого общения с ней, как будто подол­бился лбом об стенку. Ведь ей не помощь моя нужна по сути-то, а чтобы пожалели — и сказали, что да, сволочь муж, и все они, мужики, такие... Внутри закопошилось что-то гадкое и несветлое — скажи ей: да, сволочи, и твой сволочь, а ты — бедная! И уйди-и-и-и... Зачем тебе это надо? Ты что, не помнишь, как она в прошлый раз тебя мазала грязью и сверху поливала помоями, чтобы красивше было? А ведь тогда она попыталась что-то изменить в своей жизни, и у нее тогда даже практически все наладилось..... Оно вот тебе надо?, внутри меня происходил какой-то разрыв на тряпочки, и под каждой сидел кто-то, кто совсем не хотел никакого общения. Спокойней ведь — жизни-то никого когда не учишь, с каких пор это благодарным делом-то было? Но так до боли жалко было Аринку — растерзанную, заедающую свое очередное «неожиданное» горе котлетками и — самое страшное — искренне не понимающую, за что ей такая напасть?

— Арин, ты приходи ко мне, чего здесь-то разговаривать? Приходи, и обговорим уже все — как тебе ситуацию-то выправлять. (ООООй, это кто вот сейчас сказал,а? Я? Идиотка же!!!).

Арина неожиданно расплакалась.

— Да я же все понимаю. Сидите, смотрите на меня и думаете, какая же ты дура полная, Аринка... Ведь все то, что Вы мне говорили, и произошло. Я же тебя предупреждала. Да и первый раз ситуация была один в один, а как вы тогда помогли мне из нее выбраться... А я что — вместо спасибо-то? Простите меня, да знаю, Вы — не обижаетесь, но обещаю, что теперь слушаться Вас буду.

Эх, Аринка, Аринка. Не одна ты на грабли-то наступаешь... Будешь слушаться, конечно, пока нуждаешься остро в моей помощи и не полезло твое Я, которое и само все лучше знает. А что делать? С другой стороны, оно и правильно — каждый человек ведь прежде всего на своих ошибках учится, и как он выучится, если их совершать перестанет? А благодарными мы всю жизнь учимся быть.

_____



Tags: психология, так и живем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments