Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

Радуйтесь, всегда радуйтесь!!!

Начало декабря, а погода как в октябре — может, у нее, погоды этой, тоже кризис? Нет, кризис, наверное, все-таки у самой зимы, а хрустящие морозы и искрящиеся сугробы ушли в неоплачиваемый отпуск. Главное, чтобы не до весны, уже в печенках сидят эти грязь, слякоть и промозглость. Даже воздух какой-то отсыревший и ноздреватый, как старая губка для мытья посуды.
Навстречу мне от магазина шла Вера. Я подавила желание куда-нибудь спрятаться и положилась на волю Божью — если я ей нужна, то мимо она не пройдет. Господь рассудил в Верину пользу, и она прямым ходом, как твердо знающий свой курс лайнер, пошла прямо на меня. Это было на самом деле поразительно — чего-чего, а решительности ей, пожалуй, больше всего не хватает
— Ирина Даниловна! Здравствуйте!
— Привет, Верочка. Как живешь-поживаешь? — Хотя как она живет, я догадывалась. Вера работала бухгалтером средней руки, и продолжать учиться или расти в профессиональном плане желания у нее не было. Она приходила ко мне несколько раз, все мои попытки сдвинуть ее с места бывали успешными, но, к сожалению, каждый сдвиг был столь быстротечен, что плоды с него можно было снять, как с незрелого дичка — мелкие и невкусные. И расти-то этот «дичок» совсем не хотел. А уж если даже самые «плодоносные деревья» во время кризиса теряли свою часть урожая, то участь сих «недорослей» была совсем плачевна.
— Да ничего, Ирина Даниловна. Правда, вот зар­плату сократили совсем, но как-то выживаем, дер­жимся, — Вера грустно улыбалась.
Ямочки на ее щеках были милые, темно-карие глаза светились, и только в глубине проглядывал страх. Вера жила одна с сыном-подростком, оставшись после некрасивого развода выкинутой практически на улицу, и надеяться ей было не на кого, кроме Господа Бога. Вера ее была совсем слабенькой, но самое главное — она жила и росла в ней, пуская корни и даря душевную устойчивость даже в трудные минуты. Я много говорила с ней о том, что радоваться в жизни надо всему — даже трудностям, кажущимся нам несправедливыми и незаслуженными. Легко ли этому научиться? Нет, совсем непросто. Но возможно.
— Верочка, но ты ведь посмотри — совсем не унываешь! Вспомни, как ты впадала в депрессию совсем из-за мелочей, по сравнению с которыми кризис — айсберг рядом со снежинками. Как ты научилась?
— Да не научилась я еще, учусь, Ирина Даниловна. Вы как-то мне сказали — понаблюдай, ведь есть закономерность, и если ты ее поймаешь за хвостик, то уже ни за что от себя не отпустишь. Ну, я и поймала, теперь держу...
— Да? Не помню, расскажи!
— Да очень просто, как же не помните-то!!! Я думала, вы всем говорите. Вы мне сказали — Вера, сегодня у тебя хлеб на столе да картошка. Вот и поблагодари Бога, и порадуйся, и ешь это так, как будто живешь в голодный год и лакомство на столе у тебя. Тем более что картошка и хлеб действительно лакомство для многих людей, сидящих на диете. Поджарка из картошки, с лучком — зеленым или репчатым на закуску, присоленная, посыпанная укропчиком и чуток маслица — да с огурчиком соленым... Ммм... Вкуснотища-то!!! Я как сейчас помню — как Вы мне про эту картошку рассказывали, у меня аж слюнки потекли.
— Ну да, конечно, я тогда, видимо, на диете и сидела, которую обычно с постом совмещаю: то есть держу обычный пост, исключая обожаемую картошку и хлеб с выпечкой. Размечталась, в общем...
— Ну, меня тогда Ваши фантазии спасли. Я стала с таким удовольствием готовить эту самую картошку!!! И так радоваться, что могу ее кушать! Ну и вот — скоро к картошке добавилось много разных лакомств. А я радуюсь всему, что приходит на стол нам с сынишкой. С тех пор мы ни разу без еды не оставались. И даже сейчас большинство людей у нас сократили, и я была уверена, что и меня ждет та же участь. И была сильно удивлена тем, что осталась, а ведь даже на сокращенную зарплату я смогу выжить. Одно только тогда я не выполнила, о чем Вы меня просили. Кроме того, чтобы научиться радоваться всему, что есть в моей жизни — Вы просили меня перестать бояться и пойти учиться дальше. Я побоялась, не пошла. А сейчас и средств нет, да и работу теперь за троих приходится делать в офисе. Но сейчас я твердо знаю — при первой же возможности я найду возможность стать более незаменимой и интересной своему начальнику. Эти неприятные ощущения, когда дрожишь как осиновый листок, я запомнила, наверно, на всю жизнь.
Я поблагодарила Господа, что Он вывел курс Вериного «лайнера» на меня — такое светлое ощущение осталось у меня от встречи, и побежала платить за Интернет.

А вечером мы пришли в гости на день рождения. За столом в ресторанчике я оказалась рядом с Вериным начальником, с которым была немного знакома. Разговаривали о том и об этом, и не помню как, но точно к слову пришлось спросить, почему из четырех бухгалтеров он оставил именно ее — ведь другие были наверняка не с большим количеством звезд во лбу.
— Да потому что я в тот день зашел в офис и увидел три пары испуганных глаз, в которых паника была, как при землетрясении в десять баллов. И одну улыбку. Я представил, что мне это каждый день теперь видеть. Ну и выбрал! Сама понимаешь...

Радуйтесь, всегда радуйтесь!!!
Tags: ЛЫТДЫБР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments