Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

Вспомнилось.

Ездили в Екатеринбург, нас приглашал тогдашний Владыка Викентий, по поводу выхода моей книги о святом Симеоне Верхотурском. Обедали у настоятеля "Спаса на крови" - о. Максима, не знаю как сейчас, а тогда говорили, что он был правой рукой Владыки. Он попросил меня написать книгу о царской семье. (Спас на крови построен на месте их расстрела). Тогда правда, было два варианта книг на эту тему, или документально-исторические, или слащаво-теткинские. Я вашу книгу за ночь прочитал, сказал тогда о. Максим, и я решилась, и издательство дало добро. Я засела, начала изучать материалы. Работала два месяца.....и отказалась.
[дальше]Причин было несколько. Первая - огромное количество материала. Для того, чтобы его изучить и переработать - нужно было как минимум год. Причем - серьезной вдумчивой работы. Гонорар, простите, за книгу этого не позволял. Второе - я испугалась. Моральной и психической нагрузки. Я стала понимать и осмысливать по настоящему, что тогда происходило...Страшно, это не то слово. Когда пишешь о ком-то, то сопереживаешь глубоко и серьезно. Понятное дело, тяжело и страшно написать о том, как их убивали. Но все-таки смерть - это конец мучения. Мне рассказывали быль, о том, как одна женщина очень сильно и глубоко переживала смерть монахини, которую убили прямо в монастыре, в храме, возле алтаря. Ходила и все время причитала - как же она мучилась, бедненькая, монахиню убили, ударив камнем по голове. В конце концов, монахиня эта явилась во сне к этой женщине и сказала, что мучилась то она всего несколько минут, перетерпеть их - не так страшно, а сейчас ей очень хорошо, и она с Богом. И как-то да, оно понятно, что христианская кончина действительно не так страшна, это как перетерпеть боль какое-то время, и все, ведь есть надежда и вера. Мне было страшнее писать о другом. О том, как предавали царя. Шаг за шагом, человек за человеком, люди, которые долго были рядом, которые смотрели в глаза и говорили о преданности и любви, которые восхищались и уважали, вдруг показали всю свою гнилую душонку, некоторые - до последней минуты "играли роль". Особенно меня поразили воспоминания о тех людях, которые потом издевались, глумились и над детьми. Близкие! Как тот мужчина, который был вроде няньки при царевиче - так, я за тобой бегал, теперь вот поглумлюсь.Издевался.Над ребенком, больным, который любил его как родного. Поражает до глубины души вот эта склонность людей к предательству. Ведь были те, кто пошел на смерть, до конца, а есть те, кто предал тут же, и предав - еще поднял руку. Что жило внутри у этих людей, пока они были рядом? Как они с этим жили вообще? Как жили потом? Мне физически становилось плохо, когда я об этом думала. Писать, сопереживая, оо, это было выше моих сил на тот момент. Да и сейчас также. Потом, были еще моменты, кроме этих - возможный резонанс книги, на тот момент эта тема была уж слишком на слуху, и в отрицательном ключе, нужны были нечеловеческие усилия, чтобы начать разворачивать эту тему в другую сторону.

Простите. Сегодня праздник, вроде как. Но я с утра свалилась дикой мигренью.У меня ее не было сто лет, а тут - немного осталось до открытия уже, напряжение по нарастающей, и еще, когда решены основные технические задачи, то мозг просто начинает кипеть от огромного количества идей (такое ощущение, что нерешенные технические проблемы это дело тупо блокировали),в общем валялась почти целый день в кровати с разорванным мозгом, единственное, что могла - читать, и читала "Взыскание погибших" Алексея Солоницина. О царской семье. Еще раз простите, если что. Слава богу за все.
Tags: Я, извините, мысли о важном, так и живем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments