Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

про предательство

Однажды утром Мишу разбудил кризис. К большинству людей нашей страны кризис подкрадывался, тихо ступая пушистыми лапами с сокрытыми в них острыми коготками. Как ни странно, больше всего от этих царапок досталось людям побогаче. Народу с зарплатой около прожиточного минимума досталось лишь чуток искупнуться в докатившейся до них волне. Правда, и этого «купания» многим хватило тоже с лихвой — оказывается, можно утонуть и в набежавшей небольшой волне, если впасть в отчаяние после увольнения или потери бизнеса.
Почему же далеко не олигарху Мише «прилетело» от «цап-царапок» так ретиво? Папа его любил смотреть бизнес-канал по утрам вместо новостей и включал погромче — чтобы разбудить любящих поспать по утрам сыновей. И одна фраза так поразила его, что мозг мгновенно пробудился и заработал на невиданных доселе скоростях. Он соображал, каким образом провернуть разные варианты быстрого выхода из сложившейся ситуации, но при всех ускорениях справиться с поставленной задачей не удалось.
А задача состояла в том, чтобы срочно продать товар, который лежал у Миши на складе. Купил он его вчера по очень дешевой цене. Неожиданная удача, которую он радостно обмывал с друзьями всю ночь напролет в известном клубе, обернулась сегодня полным крахом. Товар упал в цене ровно в 15 раз против того, за что он его купил. Этому невозможно было поверить! Деньги он взял в долг. Это еще больше усложняло ситуацию.
Миша покосился на отца — тот управлял всей семьей, и финансовые дела взрослых уже сыновей были под его контролем. Впервые в жизни он прокрутил сделку без его ведома, будучи абсолютно уверенным в успехе. Отец разговаривал по телефону, и Миша, быстро одевшись, испарился из дома. Деньги Миша брал в долг у друга отца, соврав, что отец в курсе. И поэтому любой телефонный звонок мог повлечь неприятные вопросы.
В офисе никого не было. Работал Миша вместе с партнером Александром плюс молоденькая секретарша и совсем мальчишка-менеджер, от которого было мало толку. Держали его, можно сказать, для солидности. Бизнес Миша начинал года три назад вместе с любовницей. Если быть честным, то надо все-таки сказать, что начинала вершить великие дела Галочка. Познакомился Миша с ней случайно, влюбился страшно и, казалось, навсегда. Его не смущал возраст дамы сердца — Галина была старше на 15 лет. Правда выглядела она совсем юной, а Миша намного старше своих лет — и редко кто думал, видя их вместе, о разнице в возрасте. Галина ради Миши переехала в Москву из далекого сибирского городка, в котором у нее был весьма процветающий бизнес.
Миша тогда был вчерашним студентом, и Галине помогать он не мог никак. Да и в принципе относился к женщинам потребительски. Так уж он привык — или жена — домохозяйка, тогда сиди дома и терпи любую жизнь, как его мама, или если работаешь, то тогда, будь добра, сама себя обеспечивай. Так воспитал Мишу папа, который для него был главным авторитетом.
В общем, Миша был при Галине. Его мало волновало то, что она почти потеряла свой бизнес из-за переезда, а здесь начинать без всякой поддержки было страшно тяжело. Было все равно, каково ей еще и оплачивать московскую квартиру и посылать деньги больной старенькой маме, которая осталась в Сибири с ее ребенком от первого брака. Было важно чтобы бизнес развивался. И Галина старалась. И часто он поражался, как она умудрялась совершать совершенно невозможные чудеса. У нее получалось договориться со всеми и всегда. А Миша был фактически водителем, охранником, а еще счетоводом — он считал деньги и играл роль казначея. Потом Мишин папа по знакомству организовал дешевый офис — и Миша вообще почувствовал себя королем. Все совершаемые Галиной чудеса казались ему мелочью по сравнению со снятым недорого офисом и такой важной работой «финансовым директором»!
А потом денежки потекли. Как-то так неожиданно Галина совершила очередное чудо, в которое мало кто верил, а вернее — никто не верил. Правда, эта мадам забрала себе львиную долю, но Миша не говорил папе, как на самом деле обстоят дела. И папа всегда думал, что таки Миша тут — главный. А потом появился Саша — неплохой менеджер, который стал потихоньку-помаленьку рассказывать Мише о том, что Галина — так себе бизнесмен, и все дела могут проворачивать они вдвоем. А сколько денег они тогда заработают! Тем более что он, Саша, возьмет себе всего 5 процентов, а оставшиеся 95 будут Мишины.
Миша всегда хотел много денег. А еще больше он хотел быть главным не только для папы, а по-настоящему. И когда три завода в Европе стали на ремонт и остался только один, у которого они как раз и брали продукцию и все заказчики перетекли к ним, Миша решился! Полгода их фирма должна была получать почти по миллиону долларов прибыли. В общем, Галину «ушли».
Он думал, что она станет воевать. У нее уже были здесь высокопоставленные знакомые, а деньги на кону стояли немалые. Мишин папа, которому ситуа­цию преподнесли ровно наоборот, тоже поднял всех своих знакомых и был готов на любые меры, вплоть до того, чтобы убрать «зарвавшуюся провинциалку». А она просто тихо исчезла. Как будто ее не было.
Контракт тогда сорвался — заказчики сами вышли на тот завод и договорились без посредников. Миша с Александром смогли убедить нескольких старых заказчиков, что Галина болеет и ее временно не будет. Но фирма хирела и сдавала позицию за позицией. А про Галину Миша больше никогда ничего не слышал, хотя очень тяжело пережил это расставание.

Он знал, почему сейчас ехал по Кутузовскому и вспоминал ее. Она была единственным человеком, который знал его таким, какой он есть, и несмотря ни на что любила. И всегда поддерживала в трудную минуту. Сегодняшняя его молоденькая подружка знает его таким же, как и отец, — «крутым и сильным», которому только чуток не везет на людей. Срыв контракта, который должен был принести миллионы, он тогда «повесил» опять же на Галину. Мол, поучаствовала. А сейчас он даже не знал, на кого свалить эту неудачу...
В офисе Александр, который с ним тоже поучаст­вовал в сделке, сидел на раскаленном от звонков телефоне. Увидев Мишу, быстренько с кем-то попрощался и возбужденно замахал руками вместо здрасте.
— Я нашел выход! Сейчас поедем к одному товарищу, который покупает три партии товара. С большим трудом договорился — не могу сказать, что мы что-то заработаем, но похоже шанс вернуть свои деньги есть. Едем, и побыстрее подписывать бумаги, я уже все приготовил. Если не попадем в эту партию, следующей закупки может просто не быть еще месяца два, а потом цена будет точно «ниже плинтуса».
Миша трусцой побежал к машине. Он всегда ездил быстро, но тут показал высший пилотаж и доехал до места назначения за полчаса. Они зашли с Сашей в красивое высокое здание с охраной, которая долго их проверяла, прошли по мягкому ковру, поднялись по закрученной спиралью мраморной лестнице и остановились перед массивной дверью с надписью «Главный». Вот так — ни больше, ни меньше. Чуток постояв, отдышавшись, зашли. Длинная приемная с милой секретаршей походила на кабинет президента, и сразу стало интересно посмотреть, а как же выглядит сам кабинет. Но сделать это им не удалось.
Секретарша предложила им кофе и попросила подождать пару минут. Миша отказался — он так переживал, что капли кофе не смогли бы протиснуться в его сжатое волнением горло. Саша согласился и вольготно развалился в кресле, покачивая ногой. Он был уверен в успехе — очень хороший знакомый порекомендовал его самому «Главному», и он надеялся не только получить карт-бланш на сделку, но и в дальнейшем пользоваться столь ценным знакомством.
В этот момент дверь в приемную открылась, и на пороге появилась молодая, очень симпатичная беременная женщина. То, как она вошла, как привстала секретарь и как уверенно она направилась к кабинету, сразу выдало в ней полноправную хозяйку этого особнячка в центре столицы. Она прошла мимо, и что-то неуловимо знакомое было в ее повороте головы, линии носа и губ и взгляде — такое близкое и родное, что Мише на секунду стало плохо. Он вдруг подумал, что это Галина. Но женщина уже отвернулась, и, взглянув на тщательно уложенные волосы медового оттенка над воротником шиншилловой шубы, он отогнал от себя это наваждение. Вот надо же, целое утро думал о ней, и теперь уже везде мерещится. Но сердце забилось так отчаянно, и боль, с которой он боролся последние пару лет, живя без любимой, всплыла снова черной тучей и из нее молнией полыхнули самые счастливые моменты его жизни. Мягкие влажные губы, глаза — смотрящие на него с такой любовью и теплотой, прикосновения сильных и удивительно нежных рук, от которых ознобом пробивало все тело, и самые сильные и яркие минуты наслаждения в его жизни. И ее радость от победы — когда она узнала о контракте и, едва переступив порог офиса, поспешила поделиться с ним радостью, а он, взяв ее на руки, кружил, смеющуюся, счастливую, и, казалось, у них впереди вся жизнь!
Он взглянул на Сашу. И тогда понял — ему НЕ ПРИВИДЕЛОСЬ. Это действительно ОНА. Потому что у Саши были остекленевшие глаза, и чашечка так дрожала в руке, что кофе расплескивался на дорогой ковер. А потом дверь открылась, и на пороге появилась Галина с высоким красивым мужчиной. Он бережно приобнимал ее за талию, и хватило бы полувзгляда и пары секунд, чтобы понять — любит он ее безмерно. А она вся просто лучилась каким-то тихим радостным светом изнутри. И не только материнство делало ее такой — именно любовь мужчины может заставить женщину ТАК светиться.
«Главный» был уже в пальто и, проходя мимо Саши и Миши, только слегка повернул голову в их сторону.
— Ребята, вы по продаже товара? Нет, я не буду больше брать. Тут вот мой главный советчик пришел, говорит — ни в коем случае. А ей я больше чем себе верю! Так что уж простите, — и, обняв жену, он ушел.
Секретарша смущенно посмотрела на них, а им ничего больше не оставалось, как раскланяться и уйти несолоно хлебавши.
Всю ночь во сне Миша целовал свою драгоценную Галочку. А она вырывалась и, повернувшись, била его со всего размаху по лицу. А ему было небольно — он знал, что заслужил. И это знание как будто делало его сильнее. Потому что он устал лгать даже самому себе, а быть сильным — это быть честным прежде всего с самим собой. А утром его разбудил голос отца, в котором слышались угрожающие расправой нотки. Но ему не было страшно. Потому что самое страшное он пережил вчера — поняв, что потерял любимого человека навсегда.
_____
Tags: ЛЫТДЫБР, Любовь, счастливы вместе
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments