Татьяна Мараховская (marahovska_ya) wrote,
Татьяна Мараховская
marahovska_ya

Кризис, который украшает женщину


Люда проработала на одном месте очень долго. Сколько лет — она уже не помнила. Самой главной мечтой в ее жизни было желание уйти с этой работы. Все было там непросто — маленькая зарплата, жен­ский коллектив, мама-начальница, которая всю жизнь была недовольна тем, что ее дочка — вот такая, какая-то никакая, и вообще как будто и не ее дочь. Ездить было далеко и неудобно, с двумя пересадками. На маршрутках — не по зарплате, а другой транспорт ходил в том направлении постоянно переполненный. Да и от остановки было далеко.
Бонусы, конечно, были. Та же мама — хоть и ворчала, но регулярно выписывала премии и давала внеурочную работу, за которую полагалась еще денежка. Она иногда подкидывала и на внука — Люда растила сына одна. Но сильнее бонусов держал Люду страх, коготками вцепившийся ей в горло, и казалось — в сам позвоночник, не давая распрямиться во весь рост. Так и жила, год за годом. Жизнь текла, словно вода сквозь сито, была однообразной до безобразия и скучной до примитива. Одиночество томило, но куда-то пойти не было ни сил, ни денег. За собой следить не хотелось, и видя, как выглядят женщины ее возраста — успешные и счастливые, она успокаивала себя тем, что ведь есть много и таких, как она. Некрасивых, полноватых, плохо одетых и в толстой немодной оправе на постаревшем лице.
А потом случился кризис...
Маму, как работника на пенсии, уволили и поставили начальником молодого человека. И если маму Люда раздражала, то молодой начальник ее просто возненавидел. Решив создать из предприятия что-то новое, передовое, авангардное, он тяготился дамой в ботах «прощай, молодость» и кофточке с дешевого китайского рынка. Он наглядно и старательно демонстрировал ей свое нелестное мнение о ее внешности, способностях и возможностях. Периодически при всех говорил о том, что теперь нет у нее крылышка мамы и жить ей придется гораздо тяжелее. А уходить Люде было некуда — специальность у нее довольно редкая, и если она не пользовалась спросом в докризисный период, то сейчас найти работу было просто нереально. И она терпела, стиснув зубы. Уже без бонусов, еле выживая на те копейки, которые ей платили, она ездила каждый день на работу, уже ненавидя свою профессию и особенно того директора.
Дел у меня с утра было «воз и маленькая тележка», но первым делом я пошла на почту — нужно было отослать договор в издательство. Последнее время там стало больше очередей, сократили много работников на почтамтах, и из пяти окошек рабочих было одно-два. Поэтому с утра — бегом туда. Но правду говорят: «Хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах». Вот и в этот раз мои планы и планы Господа на мое утро не совпали. Передо мной нарисовалась Людмила, с красными веками, сопливым хлюпающим носом и вселенским страданием в глазах. Пройти мимо, просто сказав: «Привет!» — ну поймите меня правильно, все те, кто ждал меня в другом месте, — я не смогла.
— Людмилка, здравствуй. И чего ты не на работе? И откуда у нас столько трагизма?
Понятное дело — нос сильнее захлюпал, а глаза стали угрожающе напоминать плотину перед шлюзом. Пришлось оставить мысль о почте и с холодной улицы зарулить в теплый пивной бар. Благо, днем он был совсем пустым — и мы уютно расположились за столиком с диванчиками, заказав горячего чайку с лимоном.

Я слушала рассказ Людмилы о злодее-директоре, неудавшейся жизни и окаянной судьбе и думала, как же может женщина настолько махнуть на себя рукой. Испорченные дешевой краской и неудачной стрижкой волосы стояли дыбом, бледность лица подчеркивал неоновый цвет зеленой блузки, купленной на распродаже, и тонкий трикотаж показывал все слои жирка, накопившегося не от хорошей жизни, а от неправильного питания. Вырез на груди, чуть приот­крывавший красивый высокий бюст, мог бы стать украшением, но общий вид делал эту красоту вызывающе пошлой. В общем, смотрела я, смотрела и поняла, что нужно делать.
— Давай-ка, Людмила, попробуем заняться твоей персоной, — и у Люды моментально высохли слезы.
— Работать над собой, да? Я готова! Вы только скажите, что делать, помогите, пожалуйста, я Вас очень прошу.
— Готова? Отличненько! Начнем с твоей головы. Люда, тебе нужно что-то делать с волосами. И с лицом твоим тоже — во всяком случае, оправу точно надо поменять!
Глаза у Люды округлились, и она аж задохнулась от возмущения.
— Ирина Даниловна, вот от Вас я этого никак не ожидала. Я думала, Вы мне о духовной работе над собой, а тут — волосы и оправа. Да разве это в человеке главное? И тем более, разве Вы не знаете — кризис же! И денег у меня совсем нет.
Мне пришлось сделать голос строгим. В итоге удалось убедить Людмилу с завтрашнего дня заняться собой.

Находясь в запале, — что было совершенно неслыханно для нее! — Люда попросила прибавки к зарплате, мотивируя это тем, что хочет поменять прическу. Шеф, совершенно обалдев от ее наглости, дал вполне приличную прибавку, несмотря на кризис. И мы отправились с Людмилой стричься.
Мастер в салоне, у которой я стриглась последние три года, всплеснула возмущенно руками. Но потом быстренько взялась за дело, и через полтора часа Люда стала совсем другим человеком. В оптике мы заранее подобрали тонкую золотистую оправу, с дорогими тонкими стеклами. Сделали и нежный макияж. Тут в салон подтянулась моя подруга и, быстро узнав, что происходит, сходу сориентировалась, сбегала домой и подтащила пакет недешевой одежи и обуви — она похудела на пару размеров, а предыдущий был как раз Людин.
Наша героиня изменилась до неузнаваемости. При виде своего отражения в зеркале Люда опять захлюпала было носом, но мы все дружно гаркнули: «Береги макияж!», — и слезки прорулили мимо.
У Люды распрямились не только плечи, но и душа словно бы посветлела. Женственная и элегантная, она гордо поехала удивлять всех на работу.

Знаете, что самое смешное? Новый директор оказался всего на три года младше Люды и стал за ней ухаживать. И новый проект они весьма успешно начали, а потом, несмотря на кризис, получили какой-то грант — и директор на собрании объявил, что в основном это заслуга Людмилы.
Мы встретились спустя пару месяцев на той же почте. В запорхнувшей туда улыбчивой красивой женщине узнать «трагичную Люду» было почти нереально. В очереди, пропитанной запахами клея и сургуча, она смотрелась просто инородным телом. Среди озабоченных людей, обсуждающих увольнение или снижение зарплаты, негодующе потрясающих квитанциями с поднятой квартплатой — она была просто лучом света среди тьмы. Поразительно, думала я, как же человека может украсить кризис!
Tags: ЛЫТДЫБР, счастливы вместе
Subscribe
promo marahovska_ya october 15, 2013 00:21 87
Buy for 300 tokens
С капустой пирог!!!! Очень люблю, нежно и трепетно, и кто их не любит? Ну-ка, ну-ка - есть такие? Пироги - они разные бывают! Да, да, именно с капустой - разные!!! И я вам сегодня расскажу, покажу и похвастаюсь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments